В конце 1973 года Горьковский автозавод взялся за модернизацию ГАЗ-24, результатом трудов конструкторов стал ГАЗ-3101, но проект так и не получил развития.

В сети обсудили нереализованный концепт «Волги», причём мнения автолюбителей касательно модели разделились. По сравнению с «двадцать четвёртой», седан ГАЗ-3101 получил ряд изменений как во внешности, так и в техническом плане. Но именно дизайн прототипа вызвал горячие споры.

В чертах ГАЗ-3101 многие усмотрели сходство с Volvo, Opel и Mercedes-Benz W123 – предшественником современного E-Class. «Жалкий закос под Мерс», «Это очень на Опель похоже, только Опель красивее будет», «В 1974 вышел переднеприводный WV Golf! Такой «Волжарик» – это уровень автомобилей 50-60 годов. Отставали...», «Больше похоже не на Мерс или Опель, а на Volvo 200-й серии», – раскритиковали автомобиль в сети.

Другие водители встали на защиту отечественного автопрома и пожалели, что такой автомобиль не пошёл в серию: «Фары бы чуть подкорректировать и решёточку – и срочно на конвейер!», «Для 73 года очень хорошо», «Пустите, я возьму».

Несмотря на неоднозначную реакцию водителей, избалованных широким выбором машин, в те годы это был перспективный автомобиль. Руководство ГАЗ планировало исправить такие недостатки «Волги», как нехватка на больших скоростях курсовой устойчивости, высокая шумность и низкая безопасность.

Так, архитектура кузова ГАЗ-3101 уже соответствовала ужесточившимся требованиям к пассивной безопасности. В салоне появились травмобезопасная передняя панель и раздельные ортопедические сидения. Под капотом должен был разместиться 6-цилиндровый мотор объёмом 2,9 л, который хотели сочетать с автоматической коробкой передач. Однако при серийной сборке от этих агрегатов решили отказаться.

Реализации проекта помешали Мировой энергетический кризис 1973 года и политика Минавтопрома, которая лоббировала интересы автозавода в Тольятти. Тем не менее многие технические наработки, использовавшиеся в ГАЗ-3101, нашли применение в ГАЗ-3102 и 24-10.